Статьи

Варвара Андриановна Гайгерова: мастер больших музыкальных форм!

Варвара Адриановна Гайгерова – выдающаяся пианистка и композитор, чья жизнь и творчество в начале XX века были тесно связаны с городом Орехово-Зуево. Её считают первой среди женщин-композиторов, кого по праву можно назвать мастером больших музыкальных форм: в её творческом наследии значатся 3 симфонии, опера, 6 симфонических сюит, 2 струнных квартета, кроме этого – многочисленные романсы на стихи А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, А. Блока, Якуба Коласа.

Варвара Гайгерова родилась в 1903 году в Орехово-Зуеве. С детских лет она воспитывалась на лучших образцах русской и мировой классической музыки, а также русского народно-песенного творчества. Её отец – Адриан Николаевич Гайгеров, известный в Орехове преподаватель музыки, певец и хормейстер, организовавший в городе хоровой коллектив из любителей пения – ткачей Морозовской фабрики, сумел поднять на большую высоту музыкально-самодеятельную работу городского Дома искусства. Мать Варвары Гайгеровой Вера Михайловна, окончив музыкально-драматическое училище Московского филармонического общества, вместе с супругом Адрианом Николаевичем пропагандировала музыкальное искусство среди рабочих масс Орехово-Зуева. Об этом писал известный московский музыковед Георгий Александрович Поляновский в своей книге «Люди и песни», прекрасно охарактеризовав личность и культурную деятельность Адриана Николаевича Гайгерова и его семьи. Описывая дореволюционную историю хора ореховских ткачей, Поляновский отмечал: «Гайгеров, его квартира, семья – единственная музыкальная культурная сила в Орехове – стала центром тяготевших к искусству в городке»[1].

 

Музыкальное обучение Вари началось в семилетнем возрасте. Первым педагогом была ее мать Вера Михайловна Гайгерова. В возрасте девяти лет юная Варя уже выступала в публичных концертах с такими фортепианными произведениями, как «Ноябрь. На тройке» из «Времён года» П. И. Чайковского и другими. В том же возрасте девочка уже помогала отцу в его работе с хоровым коллективом, аккомпанируя на концертных вечерах и музыкальных постановках.

В десять лет Варя начала занятия в Московской консерватории в младшем отделении. Но учёбу пришлось прервать из-за начавшейся Первой мировой войны. А позже – в период Великой Октябрьской революции, на заре советской действительности, у девочки проявились творческие способности. За период с 1917 по 1922 гг. ею были написаны 22 хоровые и сольные песни на революционные тексты. Ряд из этих песен Варя Гайгерова написала на стихотворения орехово-зуевских поэтов: Н. Голубева, Е. Андреевой, Руднева, Прохорова, Л. Афанасьева, Терентьева и др. В тот же период ею были написаны первые романсы: «Призыв», «Была весна», «Чайка»; трио «Парус» на слова М. Ю. Лермонтова и др. Большим успехом у слушателей пользовались такие хоровые произведения Гайгеровой как «Рабочий дворец», «Гимн труду», «Вперёд!», «Памяти Барышникова».  Известен случай, когда орехово-зуевский революционер Игнат Васильевич Бугров, прослушав произведение «Рабочий дворец», с волнением обнял Гайгерову, горячо приветствуя юного композитора.

Все свои юные годы Варя активно участвовала в культурно-общественной жизни родного города, работая вместе с родителями в Ореховском Доме искусств, где она многократно выступала в качестве пианистки, а также пела в вокальных ансамблях, заведовала музыкальными постановками. В возрасте 15-16 лет она самостоятельно вела хоровой коллектив в клубе Красной Армии ореховского гарнизона.

 

В 1928 году Варвара Гайгерова окончила Московскую Государственную консерваторию по двум специальностям: композиторской, обучаясь у профессора Н. Я. Мясковского, и исполнительской по классу рояля у профессора Г. Г. Нейгауза. В период консерваторской учёбы В. А. Гайгерова вместе с молодёжной группой этнографов участвовала в поездках по Орехово-Зуевскому району на торфоразработки для записи старинных русских народных песен. Позднее, работая в ГИТИСе среди талантливых студентов различных национальностей, В. А. Гайгерова внимательно изучала песенное творчество восточных народов СССР. В числе музыкального наследия композитора – масса записей и обработок песен народов СССР: русского, татарского, удмуртского, башкирского, калмыкского, якутского, бурято-монгольского, казахского, туркменского, узбекского, киргизского, таджикского, а также народов Северного Кавказа. Также ещё в консерваторские годы юным композитором были написаны 4 Эскиза для фортепиано, 1-ый струнный квартет, 1-ая симфония, романсы на стихотворения А. Блока. В 1930-е годы со времени организации Союза Советских композиторов СССР Гайгерова стала членом Союза. Однако в 1937 году она была репрессирована и почти три года находилась в ссылке в Казахстане, где, невзирая на трудности, проводила культурно-массовую работу, а также сочиняла к юбилею М. Ю. Лермонтова начатую ранее оперу «Крепость у Каменного Брода» на сюжет его повести «Бэла» из романа «Герой нашего времени».

Вернувшись в Москву после реабилитации в 1940 году, композитор продолжала активную творческую деятельность. Много времени и труда она отдавала безвозмездной помощи молодым артистам, работая в музыкальных студиях, а позднее в оперной студии Большого театра, где выполняла обязанности концертмейстера. Общественно-педагогическая деятельность Гайгеровой, а также её активное участие в музыкальной работе среди воинских частей Московского военного округа, как в довоенное время, так и в дни Великой Отечественной войны, не раз отмечались в периодической печати Большого театра, а также многочисленными благодарностями и почётными грамотами Штаба Московского военного округа и Комитета по делам искусств.

Два последних года своей жизни В. А. Гайгерова отдала напряжённой общественно-музыкальной работе среди воинских частей фронтовой и прифронтовой полосы. В 1941-1942 годах В. А. Гайгерова участвовала более чем в 700 военных концертах, и в то же время в Гайгеровой-композиторе не прекращался творческий процесс: последнее её большое произведение «Дневник фронтовика» – симфоническая сюита-кантата для солистов, хора и оркестра, написанная на тексты К. Симонова, И. Уткина, С. Васильева, А. Макарова – было закончено в ноябре 1943 года. Физические силы В. А. Гайгеровой не выдержали чрезмерного перенапряжения и 6 апреля 1944 года она скончалась на 41 году жизни.

Композитор оставила будущему поколению богатое творческое наследие. Произведения В. А. Гайгеровой привлекают слушателя своей содержательностью, мелодичностью, глубокой эмоциональностью, искренностью. Народный артист РСФСР Мариан Коваль писал о Гайгеровой так: «Чудесный, светлый человек и талантливый композитор Варвара Адриановна вполне заслужила активной пропаганды ее творчества. Мое большое желание, как и всех друзей В. А. Гайгеровой, – чтобы ее прекрасная музыка звучала как можно чаще[2]».

 

 

 

                                                                              Ступа.
Ну и что? Ступа, как ступа – очень известный и знакомый с детства по                                                                   сказкам предмет.Чем удивить?

Наверное, тем, что мало кто задумывается, что оказывается, мы пользуемся этим предметом и по сей день!
Сегодня можно встретить несколько видов этой полезной вещи. Самый распространенный — кухонная ступка, она зачастую присутствует на кухне наших хозяек. Может быть сделана из бронзы, мрамора или самого бюджетного материала – из фарфора. В ней растирают специи и семена, готовят пасты или соусы.
А лабораторная ступка незаменима в фармацевтике и при проведении химических опытов.

Ну как? Вспомнили?

Но давайте поговорим и узнаем об обычаях незапамятных времен, связанных с этим предметом.
Бытовое использование ступы и песта регламентировалось многочисленными правилами и запретами. По поверьям, не следовало оставлять на ночь пест в ступе, иначе ночью им будет толочь нечистая сила, а потом болезнь рассевать по народу.
Советовали во время пожара перевернуть ступу кверху дном, чтобы ветер утих и не разнес огонь.
Во время засухи парни бросали в колодец ступу и пест, чтобы вызвать дождь.
Ступы мастерили из цельного куска дерева. При этом они получались тяжелыми и устойчивыми. Им приписывали магические свойства. Так, с помощью ступы пытались растолочь болезнь.

Особенно ярко упоминалась ступа и пест в сказках, шутках, поговорках.
До сих пор неповоротливую женщину называют в хуторах и станицах на юге – СТУПОЙ.
Так же ступа упоминается в русских народных пословицах и поговорках: «Ее и в ступе не утолчешь» (упряма), «Его толочь заставь, так он в ступке дно прошибет» (глупый), «Не ест ступа толокна, а мир кормит»(приготовление крупы), «Дурака, хоть в ступе толки, таким и останется”.

В нашем историко-краеведческом музее тоже есть этот замечательный предмет.
Посетители, приходя в музей, с удовольствием фотографируются на ее фоне.
Скорее всего, причина популярности экспоната — и картина Билибина со страшной Бабой-Ягой в ступе, и фильмы-сказки режиссёра Роу и, конечно, незабываемые строчки Александра Сергеевича:

«Там ступа с Бабою Ягой
Идет, бредет сама собой»

И хотя сейчас ступа нечасто используется в хозяйстве, но она продолжает притягивать наше внимание, будить воображение…

Вот такой небольшой экскурс.

Материал подготовила Безбородова О.А.

#нацпроекткультура #ozmuseum #ореховозуево #нашеОреховоЗуево #Нашеподмосковье #минкультмо #культураонлайн

 

                                                      Не Гамбс, конечно, но тоже стулья.

Служащий загса уездного города N Ипполит Матвеевич Воробьянинов узнаёт от умирающей тёщи о бриллиантах, спрятанных в одном из стульев гамбсовского гостиного гарнитура:
«…— Ипполит, — повторила теща, — помните вы наш гостиный гарнитур?
— Какой? — спросил Ипполит Матвеевич с предупредительностью, возможной лишь к очень больным людям.
— Тот… Обитый английским ситцем в цветочек…
— Ах, это в моем доме?
— Да, в Старгороде…
— Помню, я-то отлично помню… Диван, двое кресел, дюжина стульев и круглый столик о шести ножках. Мебель была превосходная, гамбсовская… А почему вы вспомнили?
… Клавдия Ивановна деревянным, равнодушным голосом сказала:
— В сиденье стула я зашила свои бриллианты»

С этого диалога начинается книга И.Ильфа и Е.Петрова «Двенадцать стульев».

Так вот, «гамбсовский стиль» — это стулья исключительно с пухлыми сиденьями, в которых герои «Двенадцати стульев» пытались отыскать, запрятанные мадам Петуховой, бриллианты.

В нашем музее вы могли видеть в постоянной экспозиции похожий комплект мебели: четыре стула, два кресла, диван и столик (очень напоминающий – ломберный).

Комплект мебели конца ХIX в. был приобретён закупочной комиссией Орехово-Зуевского городского историко-краеведческого музея в 1999 году у жительницы нашего города -N.
По истории, семья владельцев этой мебели в своё время работала на фабрике Брашниных, затем, разбогатев, построила дом в районе Карболита (бывшая деревня Дубровка), где на первом этаже располагалась их собственная торговая лавка.

Вот такая история у нашего гарнитура.
Но, к сожалению, бриллиантов в нём НЕТ!

ОЗГИКМ
ОЗГИКМ
ОЗГИКМ
ОЗГИКМ
ОЗГИКМ
ОЗГИКМ
ОЗГИКМ
Материал подготовила Безбородова О.А.
                     Знакомство с фисгармонией.
Фисгармония или Фисгармонь (греч. φῦσαι — кузнечный мех, άρμονία — гармония) — клавишно-пневматический музыкальный инструмент семейства гармоник. ОЗГИКМ. Кон. XIX века.

Вы играли когда-нибудь на фисгармонии?

Да, наверное, уже и не удастся. Это очень редкий музыкальный инструмент.

Встретить его можно далеко не в каждом музее, да и техническое его состояние требует обычно серьезного вмешательства реставратора.
Но если где-то вам удастся увидеть этот инструмент в «действии», то представляю ваше изумление, когда окажется, что для того, чтобы извлечь звук, надо очень хорошо поработать ногами – попеременно нажимая на педали.

В отличие от фортепиано, где звуки извлекаются ударами молоточков по струнам, в фисгармонии источником звука являются язычки в проемах голосовых планок, которые приводятся в колебание воздушным потоком. Соответственно, воздух в них нагнетается мехами, в данном случае двумя большими педалями внизу. Нужно обладать немалой выносливостью, чтобы играть на этом инструменте.

В нашем музее есть этот удивительный инструмент. Находится он в зале, посвященном мещанскому быту, где и занимает свое почетное место.

 

Наша фисгармония, к сожалению, неизвестного (пока) происхождения. Но приобретена она была 4 декабря 1990 года у нашей местной жительницы, уроженки города Орехово-Зуево – Анны Ивановны Гусевой.

Когда-то в России фисгармонии были частью русской музыкальной культуры. Они были любимы и востребованы среди разных сословий и людей разного достатка и уровня образования. Они стояли в дворянских усадьбах и в классах консерватории, в купеческих домах и в церковно-приходских школах.

Сама история возникновения инструмента относится к концу XVIII–XIX вв.

В том виде, в котором фисгармония встречается нам сейчас, она была запатентована в 1840 году французом Александром Франсуа Дебеном. Ему одному из немногих удалось совместить встроенные мехи и клавиатуру.

Фисгармония имеет три вида:
– мужская: сложная, у которой присутствует два ряда клавиш;
– женская: попроще, с одним рядом клавиш;
– детская: совсем простая, маленькая и тоже с одним рядом клавиш.

По всей видимости, фисгармония, которая находится в нашем Орехово-Зуевском городском историко-краеведческом музее, относится именно ко второму виду, а именно – ЖЕНСКАЯ.

Также у фисгармонии имеются тембровые регистры, при помощи которых можно поменять звук, ведь звук, извлекаемый из фисгармонии, напоминает некое подобие звучание органа.

Фисгармо́ния. ОЗГИКМ. Кон. XIX века.

Воспоминания о фисгармониях исчезают, как будто и не было у нас таких диковинных инструментов. Кое-где стоят они (чаще совсем «без голоса») в музеях просто как предметы мебели. Далеко из немногих можно извлечь несколько аккордов, даже если ПРИЛОЖИТЬ УСИЛИЯ.

Сейчас фисгармонии выпускаются совсем в небольшом количестве, лишь для истинных ЦЕНИТЕЛЕЙ ценностей, неподвластных времени.

Материал подготовила Безбородова О.А.

 

 

                      Курган Вятичей на Подгорной.

Место раскопок А.Я. Брюсова курганов Вятичей на Подгорной, ХII – ХIV в.в. 1947 г.. ОЗГИКМ.

В мае 1947 Государственный Исторический музей направил в Орехово-Зуево профессора, ученого-археолога –Александра Яковлевича Брюсова – с научной экспедицией для обследования местности вблизи Подгорной фабрики.

Александр Яковлевич Брюсов. Советский учёный-археолог, заслуженный деятель науки Карельской АССР, заслуженный деятель науки РСФСР (1885 -1966 годы жизни)

После проведенных раскопок там были найдены курганы славянского племени вятичей ХII-ХIV веков. Отчет о проведенных раскопках и коллекциях найденных предметов хранятся в нашем городском историко-краеведческом музее.

Был «вскрыт» один из курганов высотой до 1,5 метров.
Что же в нем было найдено?

Это оказалось женское погребение. Поэтому украшения, найденные в нем, были женскими.
Среди найденного: бусы (кварц, сердолик), витые перстни (бронза), височные кольца – гладкое трёхбусинное височное кольцо
с накидными бусами (металл), фрагменты ткани, остатки волос.

Материал раскопок А.Я. Брюсова курганов Вятичей на Подгорной. ХII – ХIV в.в. 1947 г. (Перстни из бронзы. Бронза. Р: D-2,0 см). ОЗГИКМ.
Материал раскопок А.Я. Брюсова курганов Вятичей на Подгорной. ХII – ХIV в.в. 1947 г. (Перстни из бронзы. Бронза. Р: D-2,0 см). ОЗГИКМ.
Материал раскопок А.Я. Брюсова курганов Вятичей на Подгорной. ХII – ХIV в.в. 1947 г. (Остатки ткани. Ткань. Р: 4,5 х 3,0 см. ОЗГИКМ.

Само захоронение датируется ХII – ХIV веками и принадлежит племени вятичей (согласно «Повести временных лет», вятичи и радимичи были «от рода ляхов», то есть западных славян. Как и у прочих славян, управление осуществлялось вече и князьями. Вятичи занимались охотой, сбором мёда, грибов и диких ягод. Они также занимались земледелием, скотоводством. Во все времена вятичи были отличными землепашцами и умелыми воинами. В хозяйстве вятичи использовали железные топоры, сохи, серпы, что указывает на развитое кузнечное дело.
Вятичи долгое время оставались язычниками. Принятие христианства в некоторых местах состоялось только в начале XV века.
Над мертвыми вятичи совершали тризну, а затем кремировали, возводя над местом погребения небольшие курганные насыпи. Любой женский курган содержит в себе различные украшения в количестве, зависящем от благосостояния его владелицы.

 

Материал раскопок А.Я. Брюсова курганов Вятичей на Подгорной. ХII – ХIV в.в. 1947 г. (Ожерелье:кварц, сердолик; Височные кольца с накидными бусами: металл; Остатки волос: Р: 2,5 см). ОЗГИКМ.  На рисунке образец, как могла бы выглядеть девушка, конца XII – начала XIII вв., а также способы прикрепления различных типов височных колец к головному убору. Украшения с бусинными височными кольцами относятся к ленточным. От перемещений, насаженные на кольцо бусины, фиксировались обмоткой тонкой проволокой. Эта обмотка создавала также интервалы между кольцами.

Интересно отметить, что в районе Войновой горы обнаружены курганы с погребениями племени кривичей. Это подтверждает, что граница между кривичами и вятичами проходила по реке Клязьме.

Автор материала Безбородова О.А

 

 

                 ИСТОРИЯ КЕРОСИНОВОЙ ЛАМПЫ.

Сегодня керосиновые лампы незаслуженно позабыты. Редко встретишь керосиновую лампу, разве что в музее. А вот лет 100 назад это была незаменимая вещь в любом доме. Сейчас их чаще используют в декоративных целях, хотя когда-то этот простой и экономичный источник света в мгновение ока завоевал всю Европу и Россию — он мигом вытеснил свечи и масляные светильники.

Фонарь уличный со стеклом, свечной, нач. XX века. Дерево, металл, стекло. Из фондов Орехово-Зуевского городского историко-краеведческого музея.

Керосин — продукт переработки нефти — был получен в начале 1850-х годов, а в 1853 г. создана первая керосиновая лампа.

Что же представляла собой самая первая керосиновая лампа?

Это был цилиндр-стакан из толстой жести, в верхней части которого помещалось слюдяное окошечко, прикрывавшее необычно яркое пламя.

Керосиновая лампа Игнатия Лукасевича (материал из Википедии — свободной энциклопедии).

Это изобретение польских фармацевтов аптекарей — Игнация Лукасевича (1822-1882) и Яна Зега (1817-1897).

Ян Зег вместе со своим коллегой Игнатием Лукасевичем начали ночевать и дневать в лаборатории, экспериментируя с нефтепродуктами. Спустя некоторое время первооткрывателям удалось получить керосин. Эту жидкость они стали использовать как раз в модернизированной ими же масляной горелке.

В результате, весной 1853 г. керосиновая лампа впервые осветила витрину аптеки их работодателя «Під золотою зіркою» («Под золотой звездой») во Львове.

 

 

 

 

А чуть позже хирург львовского городского госпиталя Загорский, благодаря керосиновым лампам, сделал первую срочную ночную операцию.

Через некоторое время одна из ламп Лукасевича попала в руки венскому фабриканту Дитмару. Он слегка видоизменил ее, украсил и наладил массовое производство.

Из фондов Орехово-Зуевского городского историко-краеведческого музея.
Из фондов Орехово-Зуевского городского историко-краеведческого музея.

К сожалению, львовские рационализаторы своевременно не смогли запатентовать свое изобретение. А Австрийцы серьезно заинтересовались этим видом освещения и, не раздумывая, наладили выпуск керосиновых ламп у себя. Данным производством занялось венское предприятие, фабрика под названием «Дитмар».

Венская фабрика Дитмара и братьев Брюннер стала самой крупной и выпускала порядка 1000 моделей горелок. Склады фирмы находились не только в столице Австрии, но и в Триесте, Милане, Праге, Лионе, Кракове и даже в Бомбее.

Из фондов Орехово-Зуевского городского историко-краеведческого музея.

Конструкция керосиновой лампы проста: в металлической емкости налит керосин, в который погружают фитиль. Другой конец фитиля используют для зажигания лампы. В качестве дополнительной тяги и защиты от ветра фитиль накрывается стеклянной колбой.

Одной из важнейших характеристик керосиновых ламп была линейность — размер фитиля. От него зависела и светимость. Ширина фитиля измерялась в линиях — старинной русской и английской мере длины (одна линия составляла 1/12 дюйма, это около 2 мм). Именно это значение дало народное прозвище для ламп, которые называли «семилинейка», «двадцатилинейка» и пр. Основными стандартными размерами фитилей были 3-, 5-, 7-, 10-, 15- и 20-линейные.

Керосиновые фонари «Летучая мышь» выполняются в ветрозащитном исполнении. Название «Летучая мышь» происходит от слова «Fledermaus». Так называлась немецкая фирма, которая в XIX веке создала ветроустойчивый фонарь с керосиновой лампой. На стеклах выпускаемых этих ветроустойчивых керосиновых светильниках помимо надписи фирмы-производителя, размещался и её фирменный логотип — Летучая мышь. Позже, так стали называть все подобные светильники. Этот тип неприхотливого светильника стал производиться и в других странах, но название так за ним и закрепилось на всегда.

Керосиновая лампа
Керосиновая лампа “Летучая мышь” (7-Ф-1). Керосинка. Выпуск времен СССР Ранний тип ~40~70е года. Лысьвенский металлургический завод (основанный в 1785 году – одно из старейших предприятий Урала).(Из фондов Орехово-Зуевского городского историко-краеведческого музея).
ИСТОРИЯ КЕРОСИНОВОЙ ЛАМПЫ, изображение №23

Немалую роль для быстрого роста популярности керосиновых ламп сыграли два важных фактора: стоимость и красота. Во второй половине 19 — начала 20 века сильно увеличились объемы добычи нефти. Поэтому керосин, который является одним из побочных продуктов переработки нефти, можно было купить во многих магазинах и аптеках по сравнительно низким ценам.

Из-за сильной конкуренции и высокого спроса, всего за 40 лет было выпущено более тысяч разных моделей керосиновых ламп. Их производством в конце 19 века занимались несколько крупных фабрик, самой известной из которых была венская фабрика «Братья Брюннер, Гуго Шнайдер и Рудольф Дитмар».

Металлическая основа лампы делалась из бронзы, реже из серебра. Созданием новых моделей и форм занимались отдельные специалисты — художники, а уже на фабриках делали отлив форм и деталей. Завершали процесс создания лампы сбором всех деталей в единую конструкцию.

Дополнительные украшения некоторых ламп по специальным заказам создавались на лучших фарфоровых фабриках в Севре (Франция) и Мейсене (Германия).

В России, для керосиновых ламп, отдельными мастерами удачно приспособлялись фарфоровые и стеклянные вазы.

Резервуары и абажуры для керосиновых ламп в конце XIX в. составляли ассортимент многих стекольных заводов России (Ключинского хрустального завода А.В. Болотина в Вышневолоцком уезде Тверской губернии, Гусевской и Уршельской хрустальных фабрик во Владимирской губернии и др.).

Источник фото: https://www.livemaster.ru/Источник фото: https://www.livemaster.ru/

 

Востребованность керосиновых ламп массами людей и в городах и сельской местности продолжалась до середины ХХ века.

Новые источники света, работающие на электричестве, постепенно вытеснили керосиновые лампы.

Старые керосиновые лампы в наши дни можно увидеть только в музеях или у коллекционеров, более современные модели дожидаются перебоев с электричеством в своих укромных местах.

Из фондов Орехово-Зуевского городского историко-краеведческого музея.

В Москве есть замечательный музей – «Огни Москвы», и если тема освещения вас заинтересовала, то больше интересного можно узнать, побывав на offlineэкскурсии этого музея: «От лучины до керосиновой лампы» – https://foto-programmer.livejournal.com/2823.html

Автор материала: Безбородова О.А.

 

       Сундук – стабильность, достаток, роскошь.

В залах нашего музея в экспозиции «Время и вещи» представлены сундуки различных форм и размеров.

Небольшие сундучки стояли в жилых комнатах рабочих Никольской мануфактуры, в них хранили свое добро, их же использовали вместо стульев.

В одном из залов экспозиции стоит настоящий «великан», он полностью обит жестью, закрывается на многочисленные замки, в том числе и потайные. На таком сундуке можно было спать.

Фотография взята из открытых источников

Сундуки всегда вызывают неподдельный и живой интерес у наших посетителей, так давайте же поговорим о них?

Прежде всего, в толковом словаре В.И. Даля дается следующее определение этому предмету: «Сундук – укладка, ящик с крышкою на навесках, с замком». Тульские мастера славились самоварами, а Макарьевские умельцы – сундуками.

Макарьевские сундучники снабжали своим товаром всю Русь и Закавказье, Хиву и Бухару. Они изготавливали от шести сундуков и более, которые вставлялись один в один.

Итак, старинный сундук – это одна из тех принадлежностей дома, которая до сих пор уместна в интерьере. Сундук всегда был олицетворением достатка, солидности, стабильности. Их украшали резьбой и оковкой, наполняли самыми ценными и полезными для семьи вещами. Их выставляли напоказ как признак роскоши и прятали в глубоких подвалах и кладовых, чтобы вор не позарился на богатство. На них сидели и спали, с ними путешествовали, если нужно было, то даже прятались в них, использовали для младенцев, как манеж…

Основа сундука – почти всегда дерево в виде более или менее тонкой доски. Для прочности изделие оковывали полосами металла, снабжали запорами разного типа. У самых простых и дешевых сундуков это мог быть тяжелый “амбарный” замок (навесной), в дорогих ларцах использовались очень сложные потайные механизмы.

Поскольку хранить в сундуках было принято очень много всего разного – от приданого до книг – часто они изготавливались комплектами и устанавливались друг на друга. Получалась этакая “горка”.

Фотография взята из открытых источников

Почти всегда сундуки имели ручки для переноски – а как иначе передвинуть такую махину? Тем более что сундуки брали с собой в путешествия.

Отдельно стоит вспомнить сундуки-поставцы. Как ясно из названия, в них ставились различные вещи – чаще всего графины или бутылки с ценным спиртосодержащим наполнителем и емкости, из которых оную жидкость следовало пить.

Были и небольшие сундучки. Небольшой сундучок с наклонной крышкой мог использоваться как изголовье (как говорится, держите ценности поближе). На наклонную часть крышки такого сундука-подголовника укладывалась подушка. Спать было не удобно, зато надежно, с точки зрения хранения.

Фотография взята из открытых источников

Помимо дорогого дерева, более простые варианты сундуков изготавливались также из плетенки, бересты и так далее. Назывались они при этом уже не сундук, а короб или ларь.

В русском языке существовало много пословиц: «Скупые умирают, а дети сундуки отпирают», «Идти в сундучок, доставать пятачок»… Исчезли из нашего обихода сундуки – и пословицы исчезли.

Надеемся, что в нашем рассказе вы нашли для себя что-то новое, интересное и познавательное.

Материал подготовлен Безбородовой О.А.

 

                              Имя одно на двоих.

Скоро наступит дата, отзывающаяся острой болью в наших сердцах – 75 лет со дня Великой Победы в самой кровопролитной войне 20 века. Практически в каждой семье есть своя военная история, маленькая трагедия, повлиявшая на все последующие поколения. И мы стараемся сохранить в памяти каждое известное нам событие, каждый подвиг отважных воинов, отдавших силы, а зачастую и жизнь, во имя мира на земле.

Конечно же, нам известно далеко не всё, в истории каждой семьи есть свои белые пятна, связанные с кровопролитными событиями Второй мировой. И чем больше лет проходит со дня окончания войны, тем меньше шансов найти правду. Вероятность исказить историю, совершить ошибку в разы возрастает…

Найти больше информации помогают множество интернет-ресурсов, с помощью которых мы можем узнать больше о героях войны: наградные листы, имена, карты, учетные карточки. Многое есть в свободном доступе, но очень разрозненно, сведений мало.

Мы, сотрудники Историко-Краеведческого музея Орехово-Зуевского городского округа, тесно сотрудничаем с банком данных, находя всё новые и новые факты о страшных событиях военных лет. Так случилось и в этот раз.

Скрупулезно изучая информацию, мы увидели учетную карточку, в которой написано: Паршин Юрий Константинович, Герой Советского Союза, уроженец г. Орехово-Зуево, Московской области.

Герой Советского Союза – наш земляк, о котором не знает ни музей, ни город, ни земляки? Обрадовавшись сенсационной находке, мы стали предпринимать действия, чтобы закрыть еще одно белое пятно на карте истории войны.

Но, подождите! Посмотрите пункт 7: уроженец: г. «Орехо-Зуево Моск. обл.» (привожу побуквенно) зачеркнут. Почему?

Началась долгая череда запросов, переписок, сопоставления фактов.

Сначала в военный комиссариат Московской области г. Орехово-Зуево и Орехово-Зуевского района. Ответ огорчил: «Сведениями о присвоении Паршину Ю.К. звания Героя Советского Союза военный комиссариат Московской области г. Орехово-Зуево и Орехово-Зуевского района не располагает» (Военный комиссариат Московской области исх. от 17.07.2018 №9/2/2955).

Дальше запрос в Главное управления записи актов гражданского состояния Московской области Орехово-Зуевское управления ЗАГС. И вот их ответ: «В книгах регистрации актовых записей о рождении за 1923 – 1925 годы актовой записи о рождении Паршина Юрия Константиновича не значится (ЗАГС исх. от 17.04.2019г. № 03.02-79 и исх. От 29.10.2019 №1939)»

Конечно, научных сотрудников музея Левкоеву М.М. и Краснову О.С. такой ответ не удовлетворил. Был направлен запрос в Центральный архив Министерства Обороны Российской Федерации, и в ответ были получены копии указа Президиума Верховного Совета СССР, боевого эпизода и биографической статьи на Паршина Юрия Константиновича.

Полученные документы читали всем музеем, поражаясь подвигу, мужеству, самоотверженностью. Вдумайтесь сами – впятером против 22 танков! Уничтожили 10! Ценою собственной жизни остановили немцев, не допустили прорыва!

Но, к сожалению, и эти документы не прояснили, откуда же родом герой, каким военкоматом был призван? Почему о нем нет сведений у нас, а в Севастополе его именем названа улица, бронекатер, есть памятник на месте гибели? Вопросов пока оставалось больше, чем ответов.

Пишем в Севастополь: Военный комиссариат г. Севастополь, Военный комиссариат Нахимовского и Ленинского районов г. Севастополь, Музей Черноморского флота Министерства обороны Российской Федерации, Севастопольский военно-исторический музей-заповедник. Ответы огорчают все больше и больше: «сведениями не располагаем».

И только коллеги из Севастопольского военно-исторического музея-заповедника пишут подробное письмо, о том, что мы и так уже знаем: «Паршин Юрий Константинович, Герой Советского Союза, совершил подвиг в районе с. Дуванкой», и прилагают описание его учетной карточки с зачеркнутым местом рождения.

Опять тупик. Подвиг есть, а сведений о человеке, его совершившем – нет.

Решили запросить военный комиссариат Московской области городов Орехово-Зуево и Ликино-Дулево повторно, но конкретизировать вопросы: точная дата призыва, адрес, где проживал, в какие войска был призван, ФИО родителей, дата смерти.

Видите? Адрес места жительства указан, но он не тот, что на учетной карточке. И призван Паршин Юрий Константинович 14 августа 1942 года, а в описании боевого эпизода, присланном Центральным архивом Министерства обороны РФ, стоит дата 2 августа 1942 года. Значит, это два разных человека – полные тезки!

И, спустя буквально пару дней, младший научный сотрудник музея Кочеткова В.К., работая с документами, обнаружила письмо – ответ на запрос от 1975 года, от главного управления кадров Министерства обороны, из которого видно, что вопрос о Герое Советского Союза Паршине Ю.К. и его однофамильце, уроженце г. Орехово-Зуево Паршине Ю.К., также погибшем, уже поднимался в год 30-летия Победы и был выяснен, но через 40 лет об этом благополучно забыли.

Зачем музей решил рассказать об этой работе, которая не стала сенсацией? Ответ один: чтобы помнить. Чтобы не искажать. Чтобы искать. Чтобы говорить правду.

Да, мы так и не выяснили, где же родился Герой Советского Союза Паршин Ю.К., мы также не выяснили, при каких обстоятельствах пропал без вести в апреле 43-го наш земляк Паршин Ю.К. Но все сотрудники уверены, что работа проделана не зря. Мы не позволили исказить историю, мы расставили точки по местам, мы чтим память. И призываем вас искать по крупицам и заполнять белые пятна на карте войны. Ведь это наша с вами общая история, наша общая память!

Директор Орехово-Зуевского городского историко-краеведческого музея

А. Е. Лукина

 

           «Бляха сельского старосты сельской общины                               Владимирской губернии»

 

ОЗГИКМ Аверс нагрудного знака сельского старосты сельской общины Владимирской губернии. Бронза, d – 42 мм., длина пластины – 70 мм.
ОЗГИКМ Реверс нагрудного знака сельского старосты сельской общины Владимирской губернии Бронза, d – 42 мм., длина пластины – 70 мм.
Должностные лица Карелии. Фото из интернета.

Нагрудный знак “Должностной знак сельского старосты Владимирской губернии” – вот такой интересный исторический предмет хранится в нашем музее.
Вы когда-нибудь слышали о таком?
Давайте узнаем о нем поподробнее.
Сельский староста – низшая должность сельской власти Российской империи, выборное должностное лицо сельского общества.
Нагрудный знак, как знак Внешнего отличия сельского старосты, был учрежден особым распоряжением от 27 июля 1861 года. Он изготавливался из светлой бронзы.
Статус старосты подчеркивался печатью и должностным знаком с указанием населенного пункта и его отношением к административно-территориальной единице государства.
Нагрудный знак из фондов нашего музея территориально относился к Владимирской губернии, о чем свидетельствует лицевая сторона
в центральной части которой, под императорской короной изображен герб Владимирской губернии. По окружности рельефная надпись: слева – «СЕЛЬСКIЙ», справа – «СТАРОСТА».
На оборотной стороне – вензель царствовавшего императора Александра II и дата начала реформ, в период которых учреждена данная должность (19 февраля 1861 года).
Должность сельского старосты появилась в России в ходе крестьянской реформы 19 февраля 1861 года, когда в «Общем положении о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» были закреплены его права и обязанности. Староста избирался сельским сходом на три года. Он созывал и распускал сход, приводил в исполнение его приговоры. Следил за целостностью меж (границ земель), состоянием дорог и мостов, за исправным сбором податей, исполнением повинностей, сохранением правопорядка, общественного спокойствия.
За мелкие проступки, совершенные односельчанами, старосте предоставлялось право подвергать виновных общественным работам до двух дней, денежному взысканию до одного рубля и даже аресту, сроком до двух дней.

Знак полагалось носить на груди на специальной булавке с цепочкой, но некоторые «модники» нередко, в нарушение правил, носили его на шее как медаль.

Материал подготовлен Безбородовой О.А.

#нацпроекткультура #ozmuseum #ореховозуево #нашеОреховоЗуево #Нашеподмосковье #минкультмо #культураонлайн

 

            ЧЕЛОВЕК БУДИЛЬНИК – была такая профессия.

Легендарная Мэри Смит, известная на весь восточный Лондон.
Дочь Мэри Смит, последняя из династии «будильщиков» восточного Лондона
Живые будильники зарабатывали на жизнь тем, что в назначенное время стучали в окно клиента
Чарльз Нельсон, 25 лет проработал будильником в восточном Лондоне, 1929 год

В XVIII-XIX веках во время промышленной революции в Великобритании и Ирландии активно, как грибы после дождя, начали возникать мануфактуры, фабрики, заводы. На работу нужно было просыпаться и идти к определенному часу, без опозданий. Вставать приходилось очень рано. И если в деревне помогал проснуться петух, то в городе с этим было гораздо сложнее.
Тогда и возникла необходимость в человеке, который бы гарантировал, что люди просыпались вовремя. ЖИВЫЕ БУДИЛЬНИКИ (или Будильщики) зарабатывали на жизнь тем, что по заказу в назначенное время стучали в окно клиента.
Их называли knocker-up (человек-будильник). Очень нужная была профессия! Особенно в крупных промышленных городах типа Манчестера. Человек-будильник был необходим, в первую очередь, для рабочих, которым рано утром нужно было не проспать работу (ведь за опоздание им грозил штраф). Будильника, дорогое в те времена удовольствие, у них не было. Поэтому рабочие, а бывало и руководство крупных заводов, корабельных доков и фабрик, нанимали за несколько пенсов в неделю людей, которые устраивали такую побудку. Будили живые «будильники» своим стуком упрямо – пока не убеждались, что клиент проснулся.
Обычно будильщиками становились страдающие бессонницей пожилые мужчины и женщины. Иногда, за дополнительную плату, рабочих будил констебль во время утреннего патрулирования.
Одним из легендарных будильщиков была жительница Лондона по имени Мэри Смит. Мэри Смит использовала плевательные трубки (стреляла она сушеным горохом). Говорят, она легко могла попасть в нужное окно на третьем и даже четвертом этажах.

В России в казармах при мануфактурах тоже была схожая профессия. Только человек отвечающий за «побудку» рабочих пользовался РУССКИМ инструментом – КОЛОТУШКОЙ.
Сторож ходил по коридорам казармы, стучал в колотушку, выкрикивая: «Денные и сменные! Вставайте!» – тем самым будил рабочих на работу.

ОЗГИКМ. Колотушка. Дерево. Нач. ХХ в.
ОЗГИКМ. Колотушка. Дерево. Нач. ХХ в.
Худ. А.И. Угольков “Колотушка” 50-е годы ХХ века Х., м. ОЗГИКМ

Материал подготовлен Безбородовой О.А.

#нацпроекткультура #ozmuseum #ореховозуево #нашеОреховоЗуево #Нашеподмосковье #минкультмо #культураонлайн

 

    “Была у Лисы избушка ледяная, а у Зайца –лубяная…”
Лубяная избушка: из чего сделан Зайкин домик?

Все мы с детства помним наизусть:
« – О чём, зайчик, плачешь?
– Ну, как мне не плакать? Была у меня избушка лубяная, а у лисы ледяная, попросилась она ко мне ночевать, да меня же и выгнала.»
Это русская народная сказка “Зайкина избушка”. Она простая и все в ней ясно, но что такое “ЛУБЯНАЯ”?
В детских книжках художники-иллюстраторы изображают эту избушку просто как деревенскую избу.
Но давайте же все-таки разберёмся, что такое ЛУБ?!
Слово “луб” в русском языке действительно связанно с деревом. Луб деревьев представляет из себя волокно для движения питательных веществ.
Синонимом слову “луб” в словарях указывают слово “подкорье”. Луб находится сразу под корой. У нестарых лиственных деревьев он мягкий, эластичный и очень хорошо годится для плетения.
Особенно податливое подкорье у березы и липы. Луб липовых деревьев называют лыком. Плести лапти из лыка, повязаться лыком и лыко драть – это про луб.
В эпоху лаптей наши предки-лыкодеры целыми артелями выходили по весне за липовым лубом. После себя оставляли голый ствол и чаще всего искалеченное дерево гибло. От этого жестокого ритуала, вероятно, родился оборот “ободрать как липку”.
Но вернемся к нашим зайцам.
Лубяная хатка и деревянная избушка в детских книжках и мультфильмах это, выходит, все-таки разные вещи. Домик из луба построить ну, никак не получится. Его можно будет только сплести. Например, похожим на лапоть или хотя бы на плетеную корзиночку, чтобы зайчик помещался.
Известно, что зимой зайцы питаются корой деревьев. В зимнее время, особенно в заснеженных лесах, зайцам почти ничего не остается, как грызть кору. Луб – это значимая часть их зимнего рациона.
Возможно, именно поэтому в сказке и придумали лубяную избушку.
Получается, что лубяная избушка – это домик, сделанный из коры.

В нашем музее тоже есть изделия из луба: это и лапти, и очень народный предмет – колыбель ЗЫБКА (подвесная люлька).

Колыбать – (колебать, колыхать, качать, зыбать; также, в современном английском lull убаюкивать).

Детская колыбель-зыбка из луба – удивительный экспонат.
“Лубочка” СШИТА из коры липы.

Колыбель-зыбка – это подвесная кроватка для новорожденного ребенка.
Для зыбки выбирали самое светлое и теплое место в избе, завешивали легким покрывалом, чтобы не тревожить чуткий сон ребенка.
Колыбель-зыбка была штучным товаром, изготавливалась вручную и также хранила тепло рук самых близких дорогих людей.
В семье колыбель передавалась из поколения в поколение, и много малышей вырастало в одной люльке. Она имела статус семейной реликвии.

Строго-настрого запрещалось качать пустую зыбку, считалось, что ребенок будет спать беспокойно. Это поверье живо и сейчас, только в отношении коляски или кроватки.

В народе считалось, что младенец, смеющийся во сне, видит райские благоухающие и волшебные сады. Поэтому колыбели старались украсить царскими птичками, причудливыми цветами и деревцами. В изголовье рисовали солнышко, в ногах – месяц и звезды.

В ногах иногда также вырезался крест. Это значило, что все люди ходят под Богом.

Ну, и все мы, конечно, помним мамины КОЛЫБЕЛЬНЫЕ песни.
Колыбель при раскачивании совершает плавные и ритмичные движения по направлениям вверх-вниз, вправо-влево, назад-вперед. Подобно ритму раскачивающейся колыбели происходит и звуковое “раскачивание” во время исполнения колыбельной песни.
Колыбельные песни и укачивание младенца – это древнейший обряд, наполненный народной мудростью, закладывающий в ребенке чувство самоидентификации: связи с Родиной, родным языком и, конечно, материнской любовью.

Материал подготовлен Безбородовой О.А.

#нацпроекткультура #ozmuseum #ореховозуево #нашеОреховоЗуево #Нашеподмосковье #минкультмо #культураонлайн

 

Николай Петрович Стрючков.

 

 

 

 

 

 

Космонавты, пионеры, семья, материнство и человек труда – в свое время практически каждый советский город мог похвастать мозаичным панно, украшающим фасады домов, автобусные остановки, заводы, учебные заведения. Мозаичные панно – особый пласт культуры, который может немало рассказать о нашей истории, относящийся к советскому монументальному искусству.
Конечно же, изображения обязательно должны были быть с идеей, созвучной с советскими лозунгами. На жилых домах изображались счастливые и довольные жизнью люди. На фасадах заводов и фабрик – крепкие рабочие – мужчины и женщины. На учебных заведениях – достижения советских учёных и исследователей.
В наше время советские мозаики нуждаются в учете, реставрации, демонстрации (зачастую их не видно в городе за рекламными щитами), защите и постановке на охрану. Ну, и, конечно, изучение, как отдельного вида направления современного искусства – Советские модернистские мозаики.
Сейчас они смотрятся как роскошь. Эти панно радуют глаз определенно больше, нежели уличная реклама наших дней.
Обращали ли вы внимание, что и в нашем городе сохранились образцы этого культурного наследия?
Целое произведение искусства вот уже около сорока лет живет рядом с нами. Бок о бок, в самом центре города, между Ленина 103 и Ленина 105-а (на переходе из бывшей старой самоткацкой фабрики в плисокрасильную фабрику Викула Морозова), практически парит над нашими головами. Наследие ореховского ХБК, учебный корпус Комбината, когда-то располагался по адресу Ленина 103. Об этом и ведет свое повествование мозаичное панно, о ткачихах, передающих секреты своего мастерства юным ученицам, пришедшим работать на хлопчатобумажный комбинат.
А вы задумывались, кто автор этого произведения?
Давайте познакомимся с ним:
наш земляк – Николай Петрович Стрючков.
Родился в городе Орехово-Зуево в 1947 году.
С 1964 по 1970 гг. учился в Московском Художественно-промышленном училище им. Калинина на отделении росписи.
С 1973 по 1978 гг. учился в Московском высшем художественно-промышленном училище (Строгановском) на отделении монументальной живописи, которым руководил Народный художник, Академик, профессор Коржев Гелий Михайлович.
С 1987 г. член Союза художников России.
Многие живописные работы находятся в частных коллекциях в России и за рубежом: в Германии, Италии, Франции, Индонезии, Китае, Посольстве Колумбии.
Николай Петрович много лет сотрудничал с Орехово-Зуевским городским историко-краеведческим музеем; в годы, когда музей находился во Дворе стачки – оформлял выставки, холл музея.
В начале 80-х (1982-1983 гг.) им же была создана и мозаика, для учебного корпуса Ореховского Х/Б Комбината, полноценное рукотворное художественное произведение под открытым небом, доступное для глаз повседневного зрителя, отражающее в себе целую ушедшую эпоху нашего государства.
Идут года, проходят десятилетия, а мозаика из смальты остается невероятно крепкой. В доказательство долговечности мозаики мы и сейчас можем наблюдать такие красивые стены по всей территории бывшего Советского Союза. Здания вокруг рушатся, изображение остаётся нетронутым.
В любом случае, это действительно красиво, идейно и надёжно. Надёжно до такой степени, что дожило до наших с вами времён.
#ореховозуево #нашеОреховоЗуево #Нашеподмосковье #событие #нацпроекткультура #событие #ozmuseum #культураонлайн #экскурсия #история #выставка #лучшеснами
В экспозиции нашего музея находится очень интересный предмет.
Посетители не заостряют на нем свое драгоценное внимание до тех пор, пока экскурсовод легким движением руки не выдвинет верхний ящичек этого шкафа. И тут начинаются охи и вздохи: «Ах, какая прелесть, ах, как удобно, функционально, это просто чудо…»А вещица действительно не простая, весьма и весьма интересная и затейливая – с секретом. Название ее звучит, наверное, не очень: «Конторский шкаф – кабинет, стиль модерн, конец XIX — начало XX веков., материал – груша». Но, по существу, это – СЕЙФ для хранения ценных бумаг, документов. Выдвижение верхнего ящичка позволяет раскрыться боковым вертикальным створкам и дает возможность «освободить» для выдвижения восьми ящичков. Ой, а это не ящички, оказывается, это – папки, причем очень удобные и функциональные.Давайте же немножечко узнаем о стиле модерна в изготовлении мебели того времени?
В мебели модерна (конца XIX — начала XX веков) параллельно развиваются две линии: декоративная и конструктивная, причем последняя более характерна. Предметы, тяготеющие к конструктивной ясности линий и форм, более просты, элемент декора сведен в них к минимуму.
В Австрии, а затем и в Германии, было освоено производство таких мебельных форм (особенно шкафов), которые во всех отношениях отличались от прежних типов мебельной «архитектуры». Это была подлинно современная мебель. Ее отличали, помимо уже упомянутых качеств, гладкие, нерасчлененные, цельные поверхности, обусловленные переходом на механизированные процессы фанерования и сборки изделий…
Наш экспонат — это подлинный шедевр создания как целевая (в первую очередь – полезная), так и художественная вещь. И является результатом единого материально-технологического процесса превращения бытовой вещи интерьера в ИСКУССТВО.
Просто посмотрите, рассмотрите каждую функциональную деталь? Не смотря на почтенный возраст этого предмета, он остается очень СОВРЕМЕННЫМ.Материал подготовлен Безбородовой О.А.